Приветствую Вас Гость | RSS

Радио и ТВ Новосибирска

Вторник, 27.06.2017, 18:19
Главная » Статьи » Мои статьи

История новосибирского радио. Глава 2 (1930-1960-е годы)
1930-е годы являлись не только временем становления Новосибирского радио, определения его репертуара, направленности, роста профессионализма его кадров, но и нарастания идеологизации местного радиовещания, преследования всякого инакомыслия, отступления от предписанных правил, особо жесткого контроля, цензуры и необоснованных репрессий дикторов, журналистов и руководящего состава Комитета. По мере развертывания репрессий усиливалась атмосфера подозрительности и страха. Вся работа по культурному воспитанию и просвещению населения тесно увязывалась тогда с агитационно-пропагандистскими задачами ВКП(б). Местное радиодело было включено в четко выделенную иерархическую структуру государственного подчинения, а радиотрансляции строилась в жестких рамках инструкций и положений о контроле всех видов и жанров вещания - радиогазет, радиобюллетеней, докладов, лекций, бесед и др. Радио рассматривалось властными структурами, прежде всего, как важнейшее средство идеологического воздействия на массы. Любой текст выступления на радио предварительно согласовывался с идеологическими работниками крайкома, затем обкома ВКП(б) и разрешался органами цензуры. Прямо в здании Новосибирского радиокомитета находился контрольный пункт органов НКВД, а затем КГБ. Все изменения, введенные непосредственно перед эфиром, подлежали вторичной разрешительной визе. Особого внимания и бдительности заслуживали всяческого рода «прямые» радиотрансляции и передачи. Не случайно одним из первых приказов нового председателя краевого радиокомитета Я.А. Пельдема, назначенного 20 октября 1933 года стало постановление об ужесточении требований в отношении передаваемого по радио материала.
Вслед за сфабрикованным в недрах НКВД в 1925 году «делом Радиокомитета» в Москве, в результате которого весь руководящий состав советского радио был снят с работы и в дальнейшем репрессирован, на местах также начались кадровые перестановки и «чистки». Обычным делом стали регулярные проверки со стороны контролирующих органов, внедрялись лозунги борьбы «против элементов успокоенности, мелкобуржуазной расхлябанности и неряшливости», велись поиска врагов – «приспешников контрреволюционной троцкистско-зиновьевской шпионской группы» и т.п. И несмотря на то, что эти процессы затрагивали коллектив Западно-Сибирского радиокомитета лишь на уровне сотрясения воздуха (для многих всевозможные чистки и проверки заканчивались лишь вынесением на вид, либо выговорами), тем не менее, атмосфера вокруг работников радио продолжала накаляться. Наиболее сложными и тревожными стали 1936-1938 годы. Именно на этот период пришлось огромное количество всевозможных негативных воздействий («чисток», выговоров), увольнений, арестов творческого, редакторского и руководящего состава радио органами НКВД.
В 1936 году контролирующими органами был составлен «список людей, которых необходимо снять с работы в крайкоме радиовещания», причиной тому являлось их «чуждое» социальное происхождение. Вот некоторые фамилии, включенные в этот список: А.П. Быков – литературный редактор, работник радио с 1934 года (сын фабриканта, бывший юнкер, служивший в годы гражданской войны в Белой армии, в 1937 году репрессирован вслед за руководством комитета, дальнейшего его судьба неизвестна), И.Д. Холодов – певец в комитете с 1930 года (сын священника, служил в армии Колчака, к тому же имел родственников за границей), Ю.Ф. Ольгинская – редактор сектора самообразования, в комитете с 1931 года (дочь сельского священника и признана «политически слабо ориентированной»), Н.И. Титов – поэт, ответственный редактор «Последних известий», в комитете с 1931 года (сын кулака), А.Ф. Сергеев-Ларин – хормейстер и солист радио, в комитете с 1934 года (сын кустара-одиночки «не желает петь песни советских композиторов»), А.И. Герман – литературный редактор радио с 1933 года (дочь крестьянина-середняка, «пассивная в общественной жизни радиокомитета»), Е.К. Стриженова – певица, в комитете с 1927 года (дочь потомственного дворянина, «отказывается петь в красноармейских кругах»), В.Д. Григоровская – диктор, работает с 1933 года (дочь владельца сапожной мастерской, жена арестованного «за вредительство в проектировании»), Т.М. Котляревская – пианистка, в комитете с 1927 года, Е.К. Стюарт – литературный редактор радио с 1933 и Н.П. Козловская – певица, в комитете с октября 1935 года, все трое потомственные дворянки.
На состоявшемся через несколько дней партийном собрании радиокомитета сотрудники отстояли вышеназванных людей, как лучших работников творческого коллектива. Подводя итоги собранию, председатель комитета Я. А. Пельдема горестно заметил: «Всех этих людей конечно можно заменить. Однако я должен сказать, что абсолютно не гарантирован от того, что приглашая новых работников из других городов не получу таких же людей. Из рабочих и бараков в данное время еще очень мало работников искусства. Поэтому мы … вынуждены использовать специалистов чуждых по социальному происхождению».
Судя по всему, председатель комитета того времени Я. А. Пельдема насколько мог, отводил волну широких репрессий против коллектива радиокомитета. Дела ограничивались митингами, широким обсуждением и порицанием работников «за допущенные ошибки и промахи», но не доходили до каких-либо жестких крайних мер. Однако после его ареста в июне 1937 года последовала целая волна арестов работников радио: редакторов, дикторов, музыкантов, певцов, артистов, технических работников, да и последующих руководителей краевого комитета. Судьба многих закончилась трагично.
По воспоминаниям старейшего диктора Новосибирского радио В.В. Литвинова, «после передачи могли прийти неизвестные личности в черных кожаных плащах и увезти тебя в неизвестном направлении…», так, диктор Е.И. Гончарова «исчезла прямо из студии, а вернулась … лишь через 10 лет». Эта же участь угрожала и двум другим более способным дикторам – М.А. Тиуновой и З.А. Викторовой, от предлагаемого ареста их спас неожиданный перевод в Москву. В течение только 1937-1938 годов на пост председателя комитета сменилось несколько человек. С октября 1933 года эту должность выполнял Я.А. Пельдема, с мая 1937 года – М.Я. Клебанов, с ноября 1937 года А.В. Черкас, с мая 1938 года – З.Д. Кузеванов, с декабря 1938 года П.И. Бекшанский.
Все вышеперечисленные руководители были уволены, однако судьба их в дальнейшем сложилась по-разному. Арестованному по обвинению в «организации контрреволюционной организации на радио» Я.А. Пельдема был предъявлен сфабрикованный приговор в создании, руководстве и активном участии в антисоветской эстонской политической организации для подготовки покушения на вождей советского государства и переворота в стране. В итоге спустя три месяца после ареста в сентябре 1937 года Я.А. Пельдема, а также работник радиокомитета эстонец А.Я. Пуна, проходивший по этому же делу, были расстреляны. Не менее трагичная участь постигла и других работником радио. Известно, что с формулировкой «за исключительную халатность и не выход на работу 11 августа 1937 года «уволен и исключен из партии» заместителем председателя Новосибирского радиокомитета К.И. Клюкин, спустя месяц – 16 октября того же года он арестован, а в декабре расстрелян.
В 1938 году внутренняя ситуация на радио продолжала оставаться напряденной. Не зная о судьбе бывшего руководителя Я.А. Пельдема, большинство работников радио считали его арест несправедливым. Пытаясь пресечь эти «крамольные разговоры, волны чисток и увольнений под пристальное внимание попали буквально все категории работающих: о преподавателей, их заместителей, редакторов, журналистов, музыкантов до обслуживающего персонала.
По фактам проверки областными партийными органами состоялись специальные протоколы, в которых на каждого работника радио собиралась подробнейшая информация: о социальном происхождении человека, его политических взглядах, творческих и профессиональных способностях, участие в общественной жизни коллектива, вплоть до кулуарных разговоров между собой. Почти весь год радиокомитет сотрясали всевозможные проверки, митинги, собрания и т.п. По причине того, что М.Я. Клебанов, как председатель радиокомитета «не проводил должной работы с последствиями предательства» и кроме того, заявил «что ему не объяснили в чем суть вредительства того же Я.А. Пельдима», уже через несколько месяцев он и сам был представлен очередным врагом народа «затаившимся на радио». Вновь были составлены подробнейшие списки людей, занимавшихся «антисоветскими действиями». Вот некоторые их имена: Вильдау – редактор газеты («приехал в советскую Россию из-за границы в 1919 году как политимигрант, что необходимо проверить, к тому же в немецком районе арестован его брат»), Деревянкин - сектор низового вещания («не доволен своей производственной работой», «находился в оппозиции к новому руководству»), Сташков – заместитель председателя радиокомитета («трудно поверить, чтобы он, работая в одном кабинете с Я.А. Пельдема, не знал о его вредительских актах», «руководя работой А.Я. Пуна, арестованного впоследствии, давал ему лишь положительные отзывы»), Смекалова («особенно была дружна с Я.А. Пельдема и с С.А. Порадовской, всегда выступала в их защиту»), Хмелев – работник отдела кадров – («ставленник Я.А. Пельдема»), С.С. Пестунов – парторг, Сотов – заместитель парторга, С.И. Крейнгель – зав. сектором самообразования (из мещан, все трое «либеральничают, проявляя интеллигентскую трусливость»), Л.Н. Пустовойт – оркестрант («при изучении Конституции 1936 года говорил, что «это очередной ход конем», что пишется много, но не выполняется на деле», «его жена помещичьей среды»), Ковальчук – инспектор хора («сын попа, при организации митинга по поводу расстрела шпионов отказался присутствовать на нем», выслан на Дальний Восток за агитацию против очередного государственного займа). Е.К. Стрижова – певица (дворянская дочь, жена певца Миронова, ко всему советскому «относится отрицательно»), И.М. Гуляев – руководитель оркестра (выслан из Москвы по 58-й статье, «состоял в студенческой полуфашистской организации»), А.Ф. Штейн – пианист («бывший прапорщик Колчаковской армии»), Кирсанов – юрист («бывший офицер»), Ростропович – певица («ее муж выслан за контрреволюционную деятельность из Ленинграда») и т.п. В документе говорилось о том, что аппарат радиокомитета «засорен чуждыми, антисоветскими элементами, причем к перечисленным выше можно добавить еще десятки людей», что «все это создает условия для работы фашистских банд и иностранной разведки и очищение от подобных людей проводится нерешительно, с оглядкой». Это «обследование состояния работы радиокомитета» привело к новым арестам и очередной, неоднократной смене руководства. И лишь с приходом П.И. Бекшанского в конце 1938 года – профессионального журналиста, имеющего опыт работы на радио, волна чисток, бесконечных проверок и арестов работников пошла на убыль.
Начавшаяся война приостановила эти негативные тенденции, ибо теперь перед советским радиовещанием стояли совсем другие задачи. Учитывая преимущества радио в сравнении с другими средствами массовой информации, в условиях военного времени принимаются меры для его максимального использования. За короткий период вся система вещания страны перестраивается в соответствии с задачами военного времени и обеспечивает наступательный характер агитационных и пропагандистских передач. Чтобы сэкономить средства в первую очередь сокращается штат сотрудников (со 150 до 90 человек) и резко увеличивается рабочий день (до 14 часов в сутки). Но главное – меняется тематика самого вещания. Высокой действенностью стали обладать радиопередачи, посвященные патриотическим починам («Сибирь-фронту», «Оружие – фронту!» и т.п.), радиомитинги (с призывами сверхпланового выпуска оружия и боеприпасов, сбора теплых вещей для защитников Родины и др.), радиовстречи (с моряками подшефного Военного Северного морского флота и др.), регулярных межобластные переклички (Барнаул-Кемерово-Томск-Новосибирск).
В 1941 году на базе городского радиотрансляционного узла организована областная дирекция радиотрансляционный сетей (ДРТС), которая занималась развитием и эксплуатацией радиоузлов и в области. Позднее организацией ЭТУСов ДРТС занималась только городом Новосибирском. Дальнейшее развитие проводного вещания в сельской местности осуществлялось согласно директивным указаниям, приказам Минсвязи, Постановлениями Совмина, по которым обязательной радиофикации подлежали населенные пункты с численностью населения более 500 человек, а затем – более 200 человек.
В 1942 году радиокомитет возглавил известный к тому времени журналист И.Г. Зобачев, многое сделавший для организации и поддержки популярных передач патриотического характера, чрезвычайно актуальных и действенный в годы войны. Заместителем председателя в эти годы являлась Е.С. Шарнина. Именно она представляла Новосибирский радиокомитет в 1943 году на Всесоюзном радиосовещании, делилась опытом и наработками радио, рассказывала о его повседневных заботах в условиях военного времени.
«Все для фронта, все для победы!» - под таким девизом в период войны радио показывало жизнь города и области. С 1943 года в программах радио все больше места занимает тема послевоенного восстановления (в частности, помощи освобожденной от немецких оккупантов подшефной Воронежской области; очерки о самом Новосибирске к его 50-летнему юбилею).
Одной из любимых для многих новосибирцев эти годы стала литературная политическая музыкально-патриотическая передача «Огонь по врагу». Первый радиоспектакль состоялся в 4 сентября 1941 года. Он был организован по инициативе работников Новосибирской областного радиокомитета: редактора Г.В. Карпенко, режиссера В.П. Лебедева при непосредственном участии артистов Ленинградского театра драмы им. А.С. Пушкина – К.И. Адашевского, А.Ф. Борисова, исполнявших роль дерзких, лихих разведчиков – Кузьмы Ветрова и Ильи Шевелькова, и артиста радиокомитета, слепого баяниста-виртуоза И.И. Маланина. В программе театрализованного представления использовались материалы фронтового юмора, письма радиослушателей, сводки Совинформбюро, текущая информация о помощи сибирского тыла фронту. Музыкальным эпиграфом передачи стала песня В.П. Соловьева-Седого «Играй, мой баян» в исполнении талантливого сибирского баяниста.
За время своего существования радиопередача, завоевала широкую популярность, стала одной из любимейших передач сибирских радиослушателей. О ее несомненном успехе свидетельствовали тысячи писем от слушателей, организаций, командования частей, как Сибирского военного округа, так и соединений действующих армий, получаемые в радиокомитете. Ее ждали повсюду: в заводских цехах, на предприятиях, в учреждениях, полевых станах и фермах. Когда передача транслировалась в эфире, работники цехов и заводов, несмотря на жесткий график работы, замирали у репродукторов. Передача имела настолько большую популярность, что вскоре ей стало тесно в рамках эфира, и она переместилась на эстраду. Бригада «Огонь по врагу» с огромным успехом выступала перед воинами на фронте – в районе расположения сибирской дивизии под городом Гжатском, деревнях и селах Новосибирской области, в городах Сибири. В острой сатирической форме передача бичевала фашистских захватчиков, мобилизовывала сибиряков на помощь фронту, вносила свою достойную лепту в победу над врагом.
С отъездом в 1944 году артистов К.И. Адашевского и А.Ф. Борисова передача, получив название «До скорой встречи», продолжала свое существование в прежней, остроумно найденной форме. В ней были задействованы молодые артисты Ю.А. Хачинский, А. Красникова и хорошо известный новосибирцам артист и режиссер радио Н.М. Коростынев. Тексты для передачи продолжал писать Е. Мин. Программа выходила в эфир до 4 июля 1944 года.
В годы войны в Новосибирске оказалось много эвакуированных артистов, музыкантов, деятелей культуры из разных городов страны. Лучшие театральные и художественные коллективы, музыкально-хоровые и танцевальные ансамбли, солисты СССР выступали в эфире новосибирского радио. Именно здесь в исполнении оркестра Е.А. Мравинского впервые прозвучала Седьмая симфония Д.Д. Шостаковича, ставшая символом героической борьбы советского народа с фашистскими захватчиками. Здесь же при областном радиокомитете под патронатом того же Е.А. Мравинского был организован Большой симфонический оркестр.
Судя по рецензиям в прессе, отзывам радиослушателей и воспоминаниям современников профессиональный уровень оркестра был достаточно высокий, в чем несомненная заслуга музыкантов и дирижеров. В 1940-е годы за пультом стоял И.А. Зак, П.Л. Вальгардт. В первой половине 1950-х годов деятельность оркестра была связана с именами главного дирижера Н.Г. Фанторовича, дирижеров М.А. Бухбиндера и А.А. Копылова (впоследствии ставшего дирижером Государственного академического большого театра в Москве). Годы их деятельности стали временем расцвета Новосибирского оркестра на рубеже 1940-1950-х годов.
В условиях военного времени около 65% от общего объема трансляции составляли программы общественно-политического вещания (из них 38% проходило на материалы ТАСС). Музыкальные произведения звучали в исполнении трех ансамблей при радио: симфонического оркестра, хора и оркестра народных инструментов, с 1943 года еще и квартета русской народной песни. В художественном вещании (24%) в основе программ большей частью исполнялись грамзаписи. Несмотря на это, творческому коллективу Новосибирского радиокомитета, в основном, проходилось работать в «живом» эфире, так как на радио еще не существовало своей соответствующей фонотеки. Хотя звукозапись как средство журналистики появилось на радио в конце 1920-х годов, это были еще единичные опыты. Только к концу 1930-х годов началось активное внедрение звукозаписи в программы, главным образом, художественно-просветительского направления. Однако лишь после войны запись на магнитную ленту стала технологической основой подготовки общественно-политических, а затем и информационных передач.
К маю 1945 года структура радиодела представляла собой тщательно разработанную систему фронтового и тылового вещания. Условия военного времени позволили в еще большей степени оценить возможности и способности радио вести оперативную пропаганду учетом всех возрастных групп населения, оценить скорость передачи информации по сравнению с печатными изданиями. С окончанием войны возникла острая необходимость в перестройке и дальнейшем развитии радиовещания, в изменении характера его работы.
Наиболее известными из руководителей комитета по радиовещанию, а позднее и телевидения в эти годы были: в 1942-1946 годах и 1949-1953 годах – И.Г. Зобачев, в 1946-1949 годах – Н.В. Горшков, в 1956-1963 годах - А.Е. Петров и в 1953-1956 годах и 1963-1979 годах - Г.П. Вершинин.
На Новосибирском радио работала сильнейшая команда профессионалов: дикторов, редакторов, журналистов. Главным режиссером на радио с 1933 года долгие годы оставался Н.М. Коростылев. Он ставил спектакли в большой студии в Доме Ленина, которые оттуда сразу же шли в эфир. Для самой маленькой аудитории радиослушателей режиссерами детского вещания В.К. Дени, Б.В. Макаровым инсценировались сказки, создавались соответствующие возрасту передачи. Радиоспектакли для взрослых выходили в эфир под чутким руководством талантливого режиссера Л.А. Баландина.
О высоком художественном уровне выпускаемых радиопередач говорит и то, что в литературной редакции трудились известные всему Новосибирску писатели и публицисты: А.И. Герман (литературный редактор Новосибирского радиокомитета в 1929-1933 годах), Д.И. Йохимович, И.М. Лавров, Е.К. Стюарт, Ю.М. Мостков, человек энциклопедических знаний и колоссальной эрудиции В.А. Мещихин выполнял роль диктора и спортивного комментатора, работая одновременно в двух редакциях: политвещания и в литературной.
Редактор музыкального вещания (в 1930-1940-х годах) С.Л. Таубкина поставила в эфире немало интересных музыкальных передач, в том числе и для детей (до войны она руководила детским хором). После войны музыкальную редакцию возглавил Н.И. Иванов, прекрасный организатор и одаренный музыкант. Талантливый концертмейстер, он иногда даже подменял на время болезни главного дирижера Новосибирского государственного театра оперы и балета И.Л. Зака.
За годы работы на радио выросли блестящие профессионалы, специалисты своего дела, руководители редакций: детской – Ю.Ф. Ольгинская, музыкальной – А.В. Веденева, сельскохозяйственной – А.И. Живодерникова, В.Н. Шорец.
Редакция политвещания, одна из самых крупных на радио, включала известные в городе имена журналистов: М.И Михайлова, И.П, Полежаева, А.И. Жулябина, А.П. Добротушенко, Л.С. Первышиной, Н.Н. Лебедева, З.И. Ломухиной, Н.Ф. Качаловой, П.Ф. Морякова, В.Ф. Тархачева, В.А. Ельмакова и др.
Гордостью радио была дикторская группа: А.Е. Белопашников (Замятин) (на радио с 1933 года), А.А. Артуров (с 1935 года), В.С. Макаров (1929-1933 годы, затем редактор литературно-драматического вещания), М.Ф. Новожилова (1938-1952 годы, затем диктор Всесоюзного радио), Л.П. Токарева, В.А. Вольская. После войны на радио пришли не менее талантливые дикторы: В.В. Литвинов (1945-1991 годы), Л.М. Кайгородова (1947-1948 годы), затем диктор Всесоюзного радио), В.И. Высоцкая, Г.С. Титов, Т.Х. Богданова, О.М. Егорова, Г.Н. Лебедева, З.В. Канторович, К.С. Верещагина, В.Н. Дубровин.
Новосибирская дикторская группа в послевоенные годы считалась одной из самых профессиональных в стране, наряду со столичной и ленинградской. Это неоднократно подчеркивали и дикторы Всесоюзного радио О.С. Высоцкая, Н.А. Толстова, Ю.Б. Левитан, Ю.С. Ярцев, проводившие в Новосибирске региональные семинар по обмену опытом.
Слушателям тех лет полюбились и запомнились выступления многих чтецов и актеров: Т.С. Борисовой, Е.И. Фугенфировой, З.С. Бахтиной (Эльсон).
В сложных послевоенных условиях практически «невозможное» совершали и технические работники радиокомитета. Именно на Новосибирском радио впервые в СССР была применена магнитофонная запись. Техник К.С. Сапожников (не имевший соответствующего образования) использовал завезенный еще в годы войны сломанный немецкий полевой магнитофон. Он не только его отремонтировал, но и довел до такого совершенства, что сумел записать на него оперу в Новосибирском театре оперы и балета, а затем передать ее по радио.
Сразу же после волны эфир составлял 14-15 часов местного вещания. Когда началась трансляция программ из Москвы, время вещания новосибирского радиокомитета стало сокращаться (что не устраивало большинство радиослушателей, которым нравились местные передачи). Еще меньшим было время вещания областных городов Сибири. Например, в 1948 году в Томске оно составляло до 1,5 часов в сутки. Более 15 часов в сутки радиостанции Томской области принимали передачи из Москвы. Вечером шли трансляции из Томска и Новосибирска. Постепенно центральное вещания стало доминировать, местные радиокомитеты заметно сократили объемы собственного эфира и перешли на трансляцию Москвы. Сочетания московских программ и сравнительно небольших врезков местного вещания было одной из главных задач в послевоенные годы. Передачи из центра освещали общероссийские вопросы жизни, а местные программы приближали слушателей к проблемам жизни региона.
Под влиянием послевоенных идеологических кампаний 1946-1949 годов (по борьбе с «безыдейностью», «низкопоклонством перед Западом», «космополитизмом» и др.) на Новосибирском радио началась очередная волна «чисток». Особенно сложным для работников радио стал 1948 год. В этот год с работы исчезли многие сотрудники. Поводом для увольнений стали «несоответствии линии партии», «аполитичность», приверженность и «безродный космополитизм». Причины же происходящих на местах событий были гораздо глубже. Кампании по борьбе с «безыдейностью», «формализмом» и «космополитизмом» носили показательный характер и призваны были усилить идеологическое воздействие и контроль властных структур за творческой деятельностью радиокомитетов.
Что касается технического состояния местного радиовещания, то оно в последние годы неуклонно совершенствовалось. После войны перед Новосибирским радиокомитетом стояли задачи: продолжить радиофикацию сел, деревень и городов области; реставрировать существующие трансляционные сети; улучшить качество радиовещания: устранить межведомственную разобщенность в сетях; усилить технический контроль за работой радиоузлов. Крайне важным было также обновление технические базы самого радиокомитета, которая за годы войны не пополнялась, устарела и не отвечала уровню развития радиовещания.
В 1946 году в Новосибирской области имелось всего 70 тысяч радиоточек от трансляционных узлов и около 3 тысячи действующих индивидуальных приемников. Большее число радиоточек (свыше 50 тысяч) находилось в Новосибирске, сельская же местность была радиофицирована крайне слабо. К 1948 году радиоузлы помимо Новосибирска стали действовать и во всех районных центрах области. Их трансляционная сеть обслуживала свыше 80 тысяч репродукторов. Кроме радиоузлов Минсвязи в области работало 82 ретрансляционных узла, принадлежавших различным организациям. Только за один послевоенный 1947 год было восстановлено и вновь построено 33 радиоузла. В большинстве районов области имелись редакции местного вещания, в задачу которых в первую очередь входила пропаганда партийных и государственных решений, опыта передовиков сельского хозяйства, а также знакомство радиослушателей с жизнью района, его природными богатствами.
В послевоенные годы в стране и соответственно в Новосибирской области обращается особое внимание не только на дальнейшую радиофикацию районов и отдаленных местностей, но на развитие радиотехники, а в дальнейшем и телевидения, созданию новой аппаратуры для радиовещания. До Великой Отечественной войны в Новосибирской области не было предприятий радиотехнической промышленности. В годы войны на основе оборудования эвакуированных предприятий стал действовать завод № 208 им. Коминтерна. В течение всей войны этот завод был единственным в СССР поставщиком для армии средств радиосвязи и радиолокации, а завод № 590 снабжал Советскую Армию приемно-передающими радиостанциями и радиоприемниками. В 1948 году по постановлению Совмина СССР строительство завода № 208 было отнесено к первоочередным объектам особой государственной важности, оно диктовалось, в первую очередь, задачами всемирного развития новейшей оборонной техники.
Наряду с этим в начале 1950-х годов шла активная реконструкция действующих и строительство новых предприятий радиопромышленности. Вводили в действие свои новые производственные мощности Новосибирский завод радиодеталей и Бернский радиозавод. В середине 1950-х годов Бердский радиозавод перешел на производство новой модели приемников и радиол 2 класса «Байкал» для массового потребителя. Широковещательная станция РВ-76 обслуживала практически все население Западной Сибири. Через нее ретранслировались московские программы, велись местные передачи из Новосибирска, Барнаула, Кемерово, Томска. Чтобы избежать однообразия радиопрограмм, четыре комитета – Новосибирский, Томский, Кемеровский, Алтайский – частично перешли на зональное вещания. Они выдавали через Новосибирскую радиостанцию объединенные передачи. Выпускались еженедельные радиожурналы: «Новостройки Западной Сибири», «Западно-Сибирская магистраль», «На обских просторах», «Сельское хозяйство Западной Сибири», «Театрально-музыкальная жизнь Западной Сибири» и др. Транслировались также выпуски новостей за неделю «По Западной Сибири». Более того, радиовещания в конце 1940-1950-х годов осуществлялось через Новосибирск, не только на русском языке, но и на языках народностей, населяющих Западную Сибирь (алтайском, шорском и др.).
В эти годы в Новосибирске и области создаются различные молодежные радиоклубы. Крупнейший из них радиоклуб ДОСААФ принимал активное участие в обучении молодежи новым специальностям. Члены этого клуба не раз завоевывал призовые места на различных всесоюзных соревнованиях по радиолюбительству. Активная радиофикация региона в послевоенные годы давала ощутимые результаты. В начале 1960-х годов была завершена радиофикация 20 районов Новосибирской области. Если в 1949 году для жителей Новосибирской области вещало 94000 радиотрансляционных точек, то в 1961 году здесь действовало 687 радиоузлов, питающих 343600 радиоточек (из них более 145000 работало в сельской местности). Для сравнения приведем показатели соседних регионов. В 1946 году в Красноярском крае количество радиоточек составляло 60000, а к 1953 году оно возросло до 150000. В Иркутской области в 1960 году радиопередачи могли слушать 92,5% жителей, имеющих свыше 100000 радиоприемников и 197 радиотрансляционных точек. В 1965 году по отчетам партийных организаций в Кемеровской области в среднем на одну радиоточку приходилось 14 человек, в Иркутской и Томской – 10, Новосибирской и Омской – 5-6, в Бурят-Монголии – 8. У жителей области имелось 160 тысяч радиоприемников.
С 1935 года на радиостанции № 1 заработали коротковолновые магистральные радиосвязи, а приемное оборудование КВ радиосвязей было размещено на радиостанции № 2. А в годы Великой Отечественной войны передачи шли только по городской радиосети (приемниками пользоваться было запрещено). Эти передачи поддерживали жителей города в самые тяжелые моменты. В 1952 году было проведено увеличение мощности передатчика до 150 кВт, а в 1972 году его заменили более совершенным.
Старейшая радиостанция № 1 и в настоящее время обеспечивает распространение областных программ. Сейчас это современный радиотехнический комплекс, состоящий из передатчика ДВ диапазона мощностью 150 кВт и уникальной антенны-мачты высотой 205 метров. Технические параметры комплекса позволяют осуществлять высококачественное радиовещание для жителей не только Новосибирской области, но и прилежащих районов Кемеровской, Томской областей и Алтайского края. Обеспечивают бесперебойную работу технических средств: начальник передающего участка М.С. Носков, инженер С.П. Пушкин, Б.В. Новиков, В.А. Пермяков. Руководитель радиостанции В.Ф. Зайков. Специализацией радиостанции № 5 с момента основания в 1956 году является радиовещание в коротковолновом диапазоне на зарубежные территории. Особенности распространение волн коротковолнового диапазона, эффективно отражающихся от ионосферы, позволяют организовать прием радиовещательных программ РГРК «Голос России» далеко за пределами нашей страны. Передающие 110-метровые антенны КВ-диапазона, расположенные в центре Западной Сибири, и сегодня обеспечивают подачу программ на территории Индии, Китая, Японии. В 1980 году была проведена модернизация КВ-радиовещательных передатчиков. Для увеличения излучаемой мощности и зоны покрытия вещанием передатчики работают на сложение мощности в эфире. Зона распространения программ радиокомпании «Голос России» - страны Юго-Восточной Азии.
В 1967 году в Мошковском р-не НСО был введен в эксплуатацию один из крупнейших радиопередающих центров России - радиоцентр № 9, оборудование которого составляют передатчики нового поколения на современных генераторных лампах, с более совершенной системой охлаждения, сложными антенно-фидерными устройствами и возможностью коммутации на любую антенну заданного направления. Радиус зоны уверенного приема мощных передатчиков диапазона длинных и средних волн составляет 500-1000 км, а мощные передатчики коротковолнового диапазона позволяют осуществлять вещание на территории стран Юго-Восточной Азии.
Категория: Мои статьи | Добавил: nskradiotv (04.01.2010)
Просмотров: 2509 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
Здравствуйте! Помогите, пожалуйста, найти дату написания стихотворения Е.К.Стюарт "Вот и осень" Спасибо

1  
That's an inventive answer to an interesting qtueison

Имя *:
Email *:
Код *: