Приветствую Вас Гость | RSS

Радио и ТВ Новосибирска

Воскресенье, 24.09.2017, 02:01
Главная » 2012 » Декабрь » 24 » Николай Картозия: «Я хочу выстроить канал на другом виде топлива — под названием “любовь”»
00:54
Николай Картозия: «Я хочу выстроить канал на другом виде топлива — под названием “любовь”»
В конце прошлой недели появилась информация о том, что канал «MTV Россия», принадлежащий холдингу «Проф-Медиа ТВ», в новом году прекратит свое существование. Однако официальных комментариев от владельцев телеканала не последовало. В интервью Арине Бородиной президент холдинга «Проф-Медиа ТВ» Николай Картозия впервые рассказал, каким будет новый телеканал, с чем связаны эти перемены, а также о причинах своего ухода с НТВ и о том, почему «Центральное телевидение» стало совсем другим.

— Разговоры о том, что «Проф-Медиа» откажется от бренда MTV, ходили еще год назад. Сейчас фактически есть официальная информация о том, что MTV прекращает свое существование. И на этой частоте появится телеканал с названием «Пятница». С чем связано такое решение и что это за канал будет?

— Действительно, с 1 июня на частоте, где вещает «MTV Россия», начнет работу новый молодежно-информационно-развлекательный канал «Пятница». Почему мы пришли к такому решению? Могу говорить только о том периоде, когда я стал президентом холдинга «Проф-Медиа ТВ». Так вот, к тому моменту, когда я возглавил холдинг, «MTV Россия» уже не был тем музыкальным каналом, который мы когда-то любили… Предыдущее руководство предприняло, я считаю, колоссальные усилия для удержания зрительского внимания, они сделали максимум возможного.

— Но усилия не оправдали себя, как я понимаю?

— Проблема скорее в другом. Мы больше не можем быть музыкальным каналом по простой причине: конкуренция с интернетом в развлекательно-музыкальном жанре такова, что зрительское смотрение падает катастрофически. Именно у музыкальных клипов падает. И поэтому МTV как музыкальный телеканал, к сожалению, уже неэффективен. А продавать под всемирно известным брендом музыкального канала иные жанры — это, знаете, вводить в заблуждение зрителя. Это все равно что у вас есть магазин «Молоко», а вы продаете в нем хлеб. Причем хороший хлеб, который вы сами печете, отлично продаете его, но магазин ваш называется «Молоко», и это фрустрирует людей.
 
— А как вы расходитесь с обладателем бренда МТV, компанией Viacom? Будут ли к «Проф-Медиа» применены какие-то штрафные санкции?
— Мы договорились с Viacom о дальнейших отношениях, и согласно этим договоренностям все финансовые и юридические нюансы являются нашей коммерческой тайной. Но скандала, конечно, никакого не будет. Не ждите. Все мирно.
— Рейтинги MTV действительно замерли и выше 1,5–2% доли аудитории не поднимаются. Примерно такая же история была и с «Муз ТВ», который этим летом тоже ушел с эфирной частоты в кабель, а на своем месте владельцы запустили универсальный канал с необычным названием «Ю». Вы пошли похожим путем: MTV больше не будет в открытом эфире, а название его преемнику придумали не менее экзотическое — «Пятница». Почему вдруг именно этот день недели?
— Ну, насчет «Ю» я не согласен в том смысле, что мы, отказываясь от MTV, исходили из собственных предпосылок. Но правда в том, что то, что сделали они,— это следствие тех процессов, которые происходят на рынке.
Что касается нашего названия, объясню. Вот представьте, что сейчас ранний вечер пятницы. Позади рабочая неделя: легкая, тяжелая — неважно… А что впереди, зависит только от вашей фантазии. Может, вы поедете куда-то, может, хотите провести время с любимым человеком, пойти в кино, поехать на дачу или куда-то еще. Может, это время, чтобы предаться веселому флирту, объехать все клубы Москвы и с кем-то там познакомиться. Может, время долгожданного шопинга, поездки за границу — у кого какие возможности. Все равно пять дней в неделю мы существуем, а настоящая жизнь начинается в пятницу. И пятница в России стала чем-то таким важным и почти национальным, что ли. И чем еще прекрасна пятница?! Ведь завтра суббота! И сегодня можно жить на полную катушку, полными эмоциями. Пятница — это слово, заряженное только положительными коннотациями для любой аудитории.
— Пятница, конечно, прекрасно. Но как же в понедельник включить телевизор и смотреть «Пятницу», когда до нее еще целых пять дней и настроение зрителей совершенно иное?
— Но в этом и есть особенность нашего эмоционального программирования. У нас на канале каждый день будет «Пятница», а в эфире все время пятничное настроение.
— То есть зритель, который включит ваш канал, должен себя еще перестроить и настроиться в понедельник на пятницу?
— Я верю в нашего зрителя. Если говорить глобально, то есть два типа телеаудитории: есть та, которая считает, что жизнь дерьмо, мир уродлив и люди грустны и что посреди этого ада нет просвета. Нам с этими людьми не по пути. Тем более что для них и так в России создано достаточно каналов. Есть другой тип зрителей: они даже в кромешном аду, даже в Освенциме найдут силы и мужество улыбаться. Есть люди, которые знают, что в жизни есть куча всего приятного: любовь, музыка, красивые виды, солнышко, вкусная еда, друзья, дети… Они понимают, конечно, что жизнь состоит не только из удовольствий, это не вечный гедонистический круг, в ней много плохого, но в ней есть штуки, за которые стоит побороться. Вот и я за этого зрителя хочу побороться, хочу, чтобы он включил «Пятницу».
— А если в конкретных телевизионных категориях, какого именно зрителя вы все-таки хотите видеть своим?
— Давайте сначала поясню, чем аудитория «Пятницы» отличается от MTV. MTV — канал подростковый. Это канал в аудитории от 14 до 34 лет, с ядром 18–24. И как вы понимаете, у этой аудитории эмоции всегда превалируют над смыслом. Это всегда гормональный взрыв. Такую аудиторию, как правило, интересует узкий круг вещей. У нового телеканала аудитория шире.
— Но судя по тому, что вы так красочно описывали выше, «Пятница» — это тоже взрыв, в том числе и гормональный?
— Ну мы все-таки существенно расширяем спектр направлений, и ядро телевизионной аудитории у нас перемещается в возраст 25–35 лет. А это уже другой возрастной порог.
— Вы считаете, что люди такого возраста будут включать телевизор и смотреть канал, даже если он заманчиво называется «Пятница»? Разве не в сети проводит время большая часть публики 25–35 лет? А некоторые из них и вовсе находят себе совершенно иной способ досуга.
— Да море людей такого возраста смотрит телевизор!
— Откуда же у вас такие данные, если кругом все только и говорят, что не смотрят телевизор?
— Эти данные, Арина, оттуда, откуда и у вас, в том числе и в ваших колонках они тоже есть. Знаете, очень многие говорят, что наступает эра интернета, и только одному человеку в России эра интернета совершенно не мешает и не тревожит.
— Кто же он?
— Роман Петренко (генеральный директор ТНТ.— "Ъ”).
— Да уж, рейтинги ТНТ я всегда привожу как пример, когда говорят, что молодежь совсем не смотрит телевизор.
— Знаете, почему Петренко не мешает интернет? Потому что он очень точно, будучи великолепным, ну даже, может быть, лучшим маркетологом телевизионным (я преклоняюсь в этом смысле перед ним) в России, понял, что мы продаем зрителю не форматы, не каналы. Мы продаем зрителям настроение! Мы программируем эмоцию. И если мы правильно угадали эмоцию, которую хочет получить человек, мы должны сделать так, чтобы она длилась и длилась.
— Про то, что телевидение продает зрителю настроение, говорит почти каждый телевизионный продюсер. «Кривое зеркало», между прочим, тоже эмоция. И «Дом-2» у Петренко тоже эмоция. А еще там есть «Битва экстрасенсов»…
— Но это все разные эмоции, согласитесь?
— Разумеется. Но у них у всех есть общее зерно. Совсем не могу сказать, что такие эмоции меня лично порадовали бы у телевизора.
— Мне кажется, что если вы включите «Пятницу», то вы порадуетесь.
— Чем же будете радовать?
— Если мы представим, что телевидение — супермаркет с полочками, то наш телеканал продавался бы на одной полочке с ТНТ. И уж совсем далеко мы были бы от НТВ. Хотя как раз про него меня часто спрашивают, не будут ли похожи эти каналы.
— Логично, что спрашивают. Вы столько лет строили большую часть программ НТВ.
— Эмоционально мы строим сейчас анти-НТВ.
— Даже так?
— Я хочу выстроить канал на другом виде топлива. На этом виде топлива можно ехать дальше и счастливее. Это топливо называется «любовь». Можно сколько угодно смеяться над формулой Джона Леннона «аll you need is love», но вся верстка «Пятницы» — это all about love. Мы представляем эмоциональное убежище телезрителю в тот момент, когда он в этом нуждается.
— А если в жанрах и форматах — «Пятница» это будет что?
— Юмор, приключения, развлекательно-познавательные проекты, ток-шоу, информация.
— Неужели будут новости? И о чем же?
— Это, конечно, не будут общественно-политические программы и новости. Наш холдинг вне политического контекста в эфире, но, с другой стороны, совсем не реагировать на то, что происходит за окном, мы тоже не можем.
— На что же вы не сможете не отреагировать в эфире: на послание президента Федеральному собранию и его обсуждение, или тотальный затор зимой на дорогах многих российских городов, или на развал группы «ВИА Гра»?
— Повторюсь, мы не являемся политическим или социально озабоченным каналом. Мы канал развлекательный. Но совсем уж не замечать, что происходит, мы не можем. Если допустим, не дай бог, случилось то, что случилось в Крымске, мы тоже должны на это как-то отреагировать в своем эфире. Согласно тому, как мы это представляем. Как минимум отразить это в эфирных заставках. «Пятница» — это будет массовый телеканал. И если что-то волнует всех наших зрителей — мы говорим об этом.
— И при этом сериалы в прайм-тайм, как положено?
— Безусловно, сериал в прайм-тайм у нас будет. Но это будет отличаться от того, что предлагают большие каналы. Меня сейчас спрашивают, особенно рекламодатели, будет ли наш новый канал рассчитан в большей степени на женщин. Если говорить более точно о возрасте, то флажки будут стоять где-то на уровне 14–44.
— Это как раз целевая аудитория ТНТ, о котором вы говорили…
— Это не только ТНТ. Поверьте мне, в ближайшее время будет аудитория СТС (там 10–45) и других каналов. Глобально телевизионная аудитория делится по возрасту, условно на 25–59 (или 18–59), с ядром ближе к 40. И вторая часть — это 14–44 с усиленной женской составляющей при этом. На нашем канале, конечно, 60% аудитории — это женщины, 40% —мужчины. Такова панель. Скажу так — наш телеканал хочет нравиться девушкам. Я хочу, чтобы девушки, которые будут смотреть телевизор, ощущали, что включают телевизор и что они тусуются, общаются, развлекаются с нами. Потому что любые закрытые мужские коллективы заканчиваются либо алкоголизмом, либо другим -измом, которым запретил заниматься еще Юрий Лужков. Кроме того, у нас в эфире будет много того, что так любят рекламодатели: шопинг, дэйтинг, make-over.
— Как утро у вас, к примеру, будет в эфире начинаться?
— У нас будет собственная утренняя программа, которую мы сейчас делаем с одной из популярных радиостанций. А вообще мы будем начинаться с гимна «Пятницы».
— Не на музыку Александрова?
— Нет, конечно. Его написали талантливые музыканты специально для нашего канала.
— С кем вы вообще будете сотрудничать, кто ваши производители?
— Многое сейчас в стадии переговоров, о чем-то пока я еще совсем не могу говорить. Но мы сотрудничаем со всеми крупными производителями, их около 50: от создателей «Большой разницы», компании «Среда», до бывших звезд КВН, а ныне успешных продюсеров. Они разрабатывают для нас новые форматы.
— То есть разговоры о том, что вы покупаете для нового канала права на старые выпуски «Прожекторперисхилтон» и «Большой разницы» небезосновательны?
— Слухи — они ведь всегда интереснее, чем правда. Поэтому давайте дождемся запуска канала, и вы сами все увидите.
— Но сериалы на «Пятнице» будут отечественные?
— Кино — мировое. Сериалы только отечественные! Я хочу сказать, что телеканал «Пятница» будет очень русским телеканалом. Не в смысле «Слава России», боже упаси, а в смысле характера. То есть это должно быть все, над чем мы смеемся, над чем плачем… У нас хорошая кинобиблиотека как наших, так и зарубежных комедий. Мировая классика в этом жанре там тоже будет. Но в прайм поставим ситкомы и юмористические сериалы.
— И это тоже есть. На том же СТС…
— Мы создаем свою историю. Я хочу, чтобы мы были не «мешочком со смехом» и чтобы мы не ржали нон-стоп. Интонация нашего канала — это ирония. В огромной степени самоирония. Это всегда отличает адекватных людей. Мы молодежный канал с легким интеллектуальным флером. У нас будут и разговорные шоу, без них никак.
— А эротика? Канал-то молодежный.
— В очень умеренной дозе. Скорее больше любви, больше отношений, интриги, флирта…
— Музыка, та от которой вы ушли, отказываясь от MTV, на «Пятнице» будет?
— На MTV музыка строилась вокруг клипового сознания. Это не работает уже на телевидении. И не только в России. Не работает на Украине, не работает в Польше, в Европе, во всем мире. Вот прекрасное шоу «Голос» на «Первом канале», я сам его с удовольствием смотрю, в чем его успех? В точной эмоции! Надоели всем звезды, надоели! Наелись. Хочется смотреть на нормальных талантливых людей. Открывать новые имена.
— Не вы ли сами, в том числе будучи в свое время фактически главным продюсером НТВ, заполонили его сплошными звездами и их личной жизнью?
— С возрастом мы все меняемся. Я повзрослел. Мне стали важнее другие вещи. Я сейчас больше про любовь, чем про ненависть. Осознаем ошибки, хочется чего-то другого. Будем пробовать открыть новые имена на «Пятнице».
— Думаете, они будут работать?
— Обязательно! Время такое. Это работает на Украине. Там шоу «Голос» идет уже третий сезон. Сейчас вышел детский «Голос». Это потрясающе трогательная вещь! На украинском телевидении есть не только «Голос», но совершенно божественный «Х-фактор», там он у них в разы отличается от нашего, идет с огромными рейтингами. И вообще украинское телевидение сейчас гораздо интереснее российского. Сейчас время выращивания новых имен. Есть дикий запрос на нормальность. Сейчас люди хотят быть как минимум чуть умнее, чуть-чуть чувственнее. Чуть честнее. Время такое.
— Когда недавно покинувший «Проф-Медиа» Рафаэль Акопов звал вас на эту работу, он сразу сформулировал вам, что вместо MTV надо делать «Пятницу»?
— Когда Раф звал меня на должность президента холдинга, куда входят каналы «ТВ-3», «2х2» и MTV, он поставил передо мной довольно четкие задачи. Вывести в течение трех лет «ТВ-3» на долю аудитории в 5%. И вы видите, показатели канала растут. У «ТВ-3» в холдинге сейчас самая позитивная динамика. И мы уже даже перевыполнили прогноз. Я считаю, что у канала очень сильный директор — Даша Фиалко. Что касается канала «2х2», который возглавляет талантливый черт Лев Макаров, то здесь задача, сохранив качество аудитории, запустить собственное производство.
— Собственную анимацию?!
— Да, будем сами снимать мульты.
— Откажитесь от западных мультсериалов?
— Нет, что вы, никогда! У нас курс на долю «2х2» до 2,5–3%. Мы к этому идем, стараемся. Ну и главное, Рафаэлем Павловичем ставилась задача понять причины и придумать, что можно сделать с MTV, чтобы он стал большим. После долгих обсуждений, аналитики и всего остального — а проработано было около 40 концепций, наверное,— я предложил Акопову формат «Пятницы». И совет директоров принял решение на той частоте, которую пока сейчас занимает MTV, строить свой большой телеканал.
— На какую долю аудитории «Пятницы» вы рассчитываете? Как и у MTV?
— У MTV доля колеблется от 1,8% до 2% (это по 14–34). Уже с нового года, когда мы перейдем на 14–44, мы существенно изменим нашу сетку. До июня это будет все еще MTV, но мы готовим плацдарм для старта. «Пятницу» — с совершенно новым программированием — зрители увидят 1 июня. В трехлетней перспективе по нашему бизнес-плану мы ставим долю в 4% аудитории.
— Где же вы столько зрителей-то возьмете?
 
— Во-первых, мы сейчас занимаемся активно расширением нашей дистрибуции, то есть улучшением и расширением сигнала. Во-вторых, вы видите, что происходит с аудиторией федеральных больших каналов. Есть там и каналы-конкуренты и каналы — доноры. Ведь сейчас сама модель федерального канала — от пионеров до пенсионеров, она, к сожалению, в силу развития индустрии и появления нишевых каналов, уже не живучая. Так что будем бороться за зрителя и в этом направлении. Как мы пройдем этот путь, не знаю. Я лично, будучи президентом холдинга, на ближайший год становлюсь еще и гендиректором канала «Пятница».
— С января до июня еще будет канал MTV. Его целевая аудитория в эти полгода уже будет тоже меняться?
— Да, будет. Соответственно будет корректироваться и сетка вещания. Но еще раз подчеркну, 1 июня зрители увидят тут совершенно другой телеканал.
— И каких вливаний это потребует?
— По условиям контракта я не могу озвучивать финансовые показатели, это прерогатива моих акционеров. Я могу лишь заметить, что это будет бюджет, конечно, больший, чем у MTV, сопоставимый с затратами на «ТВ-3».
— Но рентабельность-то у каналов «Проф-Медиа» низкая. По сравнению с тем же СТС, РЕН ТВ…
— Я бы не стал так уж комментировать рентабельность названных каналов. Но хочу сказать, что в этом году тот же «ТВ-3», который мы хотели вывести в ноль, принес прибыль. И неплохую.
— Назовете цифру?
— Не могу, это не моя компетенция (по данным "Ъ”, прибыль «ТВ-3» составляет в 2012 году около $230 млн.— "Ъ”). «2х2» самый маржинальный из наших каналов в этом году. МTV держится в рамках бюджета, немного не добирая, но это далеко от нашей мечты. Поэтому и принято решение о перезапуске канала. Поймите, у акционеров не стоит задачи строить неприбыльные бизнесы. Передо мной поставлена задача в трехлетний срок вывести телеканал «Пятница» на самоокупаемость. Чтобы он приносил прибыль.
— Возвращаясь к Рафаэлю Акопову. На его место пришел новый президент «Проф-Медиа» Владимир Рябоконь. С медиа он никогда не был связан. Как вы пообщались? У вас по-прежнему мандат на все телевизионные активы «Проф-Медиа»?
— Как раз на прошлой неделе Владимир Рябоконь приезжал к нам сюда, где работают наши три канала, знакомился со всем руководством, с генеральными директорами, с финансистами. И в принципе он провозгласил преемственность курса, который обозначил Рафаэль Акопов. В части телеблока «Проф-Медиа» никаких изменений пока не планируется.
— А вам не грустно? Ведь вас на «Проф-Медиа ТВ» звал именно Акопов, человек, который понимал, чего он хочет. А теперь ваш непосредственный руководитель — менеджер совсем другого типа, который не знает, как устроено телевидение?
— Мужчины не плачут — мужчины огорчаются. Конечно, мне грустно от того, что Раф покинул этот бизнес. Меня с ним связывали не только деловые, но и дружеские отношения, глубокая человеческая симпатия. Мы вместе запускали еще на НТВ «Намедни» с Леонидом Парфеновым. С Акоповым и с Борисом Йорданом. Это большой кусок жизни. Но у меня есть его телефон, если я захочу поболтать, я знаю, где его найти.
— Правда, что, когда Раф Акопов пригласил вас на должность президента «Проф-Медиа ТВ», он повез вас знакомиться с владельцем холдинга Владимиром Потаниным?
— Правда.
— Слоган «Пятницы» вы с Акоповым не обсуждали?
— Мы много чего обсуждали про новый канал. Что касается слоганов, то они рождаются каждый день, про пятницу придумывать легко: «Настоящая жизнь начинается в пятницу», «Пятница — это святое!», «За нашу и вашу Пятницу!», «Твоя вечная Пятница».
— Давайте вернемся к началу этого года. В январе вы ушли с канала НТВ, где проработали много лет, а в последнее время возглавляли дирекцию праймового вещания, фактически выполняя функции главного продюсера. Ушли вы с формулировкой «по собственному желанию»…
— Это, кстати, правда.
— Но слухов тогда ходило много. И эта формулировка «по собственному желанию» только их укрепляла. Потому что, казалось бы, с больших каналов с таких позиций просто так не уходят. Говорили о том, что нужна была политическая жертва в связи с недовольством в администрации президента тем, что делала в эфире команда прежнего «Центрального телевидения» («ЦТ»). На программу давили, иногда цензурировали. И поэтому гендиректору НТВ Владимиру Кулистикову нужно было найти кого-то, кто бы за это ответил. Нашли вас. Вторая версия — экономическая. Говорили, чуть ли не про откаты, которые якобы вы получали. Еще и неудачный новогодний огонек. И третья версия — разладились отношения с Кулистиковым: не смогли найти с ним общий язык.
— Я уже говорил, что слухи всегда интереснее правды. Конкурировать со слухами сложно. Что я могу сказать? Что все три составляющие, о которых вы говорите, в той или иной мере присутствовали. Кроме откатов. Об этом не было и речи. Все, кто знает Олега Александровича Адамова (первый заместитель гендиректора НТВ, курирующий финансово-экономическую деятельность.— "Ъ”), знает, что у него такой финансовый контроль, что муха не пролетит. Да, у нас были разногласия с Владимиром Михайловичем по поводу того, как и с каким градусом освещает события «ЦТ». Были, не скрою. Я не выносил и сейчас не буду выносить сор из избы, не буду углубляться в детали.
— Но Кулистиков требовал у вас закрыть «ЦТ»?
— Спросите это у него. Что касается экономики Нового года. Два года подряд я делал самые успешные огоньки на НТВ. И для самого телеканала, и для рынка вообще доля аудитории в 16–17% в новогоднюю ночь — это огромные показатели. Третий огонек, который я делал и который мне в буквальном смысле дался большой кровью, не собрал таких рейтингов. Хотя я считаю, что он получился удачным, по качеству не хуже прежних. Но когда я узнал, какой рейтинг, а он был вдвое меньше прежних показателей, но все равно не такой плохой для НТВ, я, честно скажу, психанул. И Владимир Михайлович мне справедливо указал на то, что не получилось по цифрам. Я на эмоциях отреагировал, сказал, назовите мне мою вину — я ее не вижу. Ну, в общем, накопилось с обеих сторон по разным фронтам. Я ушел. Но мне позволило это сохранить прекрасные отношения с Кулистиковым.
И скажу так: по большому счету у меня есть два человека, которым я буду бесконечно благодарен за свою телевизионную жизнь
 
— Леониду Парфенову и Владимиру Кулистикову. Потому что Леня меня очень многому научил, а Кулистиков в меня поверил и поставил на меня.
— Два таких очень разных человека…
— И тем не менее это два самых дорогих мне человека в телевизионной жизни.
— Поэтому вам нетрудно оказалось вернуться снова на НТВ уже в качестве производителя?
— Не совсем поэтому. У меня как у продюсера уже начался собственный застой на НТВ. Знаете, когда мы еще только начинали делать «Намедни», а я предлагал Парфенову что-то эдакое, ну там процитировать Бродского в подводке или еще что-то в этом роде, он мне всегда говорил: «Юноша, вы в детстве много и бессистемно читали и теперь тащите это на наш скромный телеэкран». Вот мне как продюсеру стало скучно на НТВ.
— Так, а чего же тогда вернулись, когда у вас целый телевизионный холдинг теперь в управлении?
— На НТВ я сделал свои лучшие проекты, и за это я НТВ благодарен. Там было и «Намедни» сделано, и «Центральное телевидение», «Суперстар», который мне очень нравился, «Профессия — репортер», «НТВшники»…
— Ну это вы называете то, что действительно было визитной карточкой. Но там много чего еще было сделано. «Программа "Максимум”», например, была придумана тоже вами, и это наложило целый тренд на телевидение: желтизна, скандалы, подглядывания, трэш…
— Тогда была определенная необходимость. После закрытия «Намедни» чем-то надо было закрыть сетку в прайм-тайме. И как шеф-редактор этой программы я сделал всего восемь или девять выпусков.
— Но запустили-то ее вы.
— Запустил, а дальше уже ее начали клонировать по другим каналам.
— Неловкости за эту программу и ей подобным на НТВ не испытываете?
— Лишь отчасти. Тогда это было нужно. И формат долго работал успешно.
— На днях НТВ официально объявило, что «Программа "Максимум”» в этом году прекращает свое существование. Вам ее не жалко?
— Ой, горе-то какое (смеется). Я бы назвал это решение НТВ актом милосердия, заботливой эвтаназией. Старушка уже давно начала сдавать — когда ее лучшие корреспонденты занялись сольной карьерой: Селин, Кудашов, Егоров, Ильина… А те, кто за «Максимкой» («Программа "Максимум”». — "Ъ”) приглядывал последние полгода, просто ее добили.
— Ну как-то вы уж пренебрежительно о ней, словно не имели с этой программой ничего общего, а ведь вы ее создатель.
— Ту «Программу "Максимум”» с долями под и за 30%, которую делал Сергей Евдокимов, Георгий Андроников и я много лет назад, мы все нежно любили.
— Хотя, на мой взгляд, конечно, и когда доли были под 30%, и сейчас, когда они резко упали в два-три раза, суть «Программы "Максимум”» не изменилась. Тенденция у этой программы была опасная и разрушительная для телевидения и психологии зрителей. И разница только в том, что у нынешнего варианта качество стало уж совсем никудышное.
— Не скажите. «Максимум» стала еще и отличной репортерской школой и полигоном для абсолютно всех успешных экспериментов НТВ. Не было бы «Максимки» — не было бы «Суперстара», «И снова здравствуйте!», ни «Всероссийского обмана» и даже «Центрального телевидения» (ее антагониста). Но время «Программы "Максимум”», даже не время — эпоха — в прошлом. Вокруг изменилось все — интонация, язык, устремления, а программа словно бы замерла в своих золотых нулевых. Вот и умерла, впрочем, прожив рекордные для такого яркого жанра восемь лет. Я думал, что года три проживет, не больше… И ребятам, которые с ней были связаны (и которым, конечно, сегодня грустно), я напомню, как всегда напоминал на летучках: «Нас не надо жалеть, ведь и мы никого не жалели». Живите дальше, развивайтесь.
— Ну вот вы вернулись снова на НТВ. В качестве производителя с собственной производящей компанией. Как она, кстати, называется?
— «Центральное телевидение».
— А это не входит в противоречие с тем, что вы возглавляете холдинг «Проф-Медиа ТВ»?
— Нет. Этот вопрос мы обсудили с акционером. За мной сохранено право на свой собственный продакшн «Центральное телевидение». Он может работать только для трех федеральных главных каналов. Сейчас он выпускает только «ЦТ». Да и нужен он мне был не как бизнес, а как возможность сохранить вместе костяк той команды, дирекции праймового вещания, ребят, которые делали «ЦТ» и «НТВшников».
— Но многих из них как раз уже в вашей команде нет. Они либо были уволены с НТВ, либо вынуждены уйти.
— Неправда. Многие работают со мной сейчас над новым форматом «Центрального телевидения». Но обстоятельства были разные у всех. У кого-то был иной выбор, иная ситуация.
— Когда вы пришли на НТВ к Кулистикову, какую задачу он вам поставил? Прежнее «ЦТ» было закрыто, и вам сказали, что надо сделать большое и красочное трехчасовое шоу, где политика и актуальные события уйдут на второй план?
— Вы демонизируете Владимира Михайловича. Он не ставит условий, не ставит задачи.
— Ну а как же было? Прежний-то формат закрыли.
— Два с половиной года назад, когда вышло наше информационное шоу «Центральное телевидение», оно изначально задумывалось как канал в канале. И название такое, прямо скажем, нескромное, было именно поэтому. Мы предполагали, что это будет такой анклав внутри НТВ. И много чего для него придумали. Но не все смогли реализовать. И вышло то, что вышло. И вот в этом году, когда Владимир Михайлович предложил мне сделать новый формат «ЦТ», он предложил вернуться к старой идее.
— А кто был инициатором, чтобы вы вернулись и сделали это шоу для НТВ?
— Владимир Михайлович мне позвонил.
— И вы согласились… Вот вы говорите, что никаких задач перед вами не ставилось. При этом программа из-за своей политической остроты, актуальности и профессионализма имела постоянные проблемы в отношениях с властью. И «ЦТ» переформатировали. Да так, что от прежнего информационного шоу мало что осталось.
— Мне доподлинно о мотивах закрытия программы неизвестно. После того как я ушел с канала, она еще полгода выходила в эфир.
— Но очевидно, что новый формат, трехчасовой, мало того что неоправданно длинный, так вы в нем мечетесь, плаваете, а главное, делаете его на разные аудитории и довольно часто вообще уходите от актуальности.
— Мы не мечемся, мы пробуем, ищем. Хотели объять необъятное: юмор, музыку, интервью, откровения…
— И поменьше политики.
— Нет, почему. И информацию тоже давать, в одном флаконе все.
— Прежняя программа не могла оставаться в эфире по политическим причинам?
— Я так сказать не могу.
— Не в этом причина?
— Я так сказать не могу.
— Тогда скажите, что же получилось с новым форматом «ЦТ»?
— Мы попробовали переходы от одной темы к другой. Поняли, что не очень получается от серьезного к тыц-тыц, ты-ды-дыц… И наоборот.
— От откровений Григория Лепса к расстрелу людей в Москве Виноградовым… Или главным ставить историю адвоката Добровинского, который часто защищает звезд шоу-бизнеса, а потом к делу Pussy Riot в каких-то гламурных оттенках… Как это можно сочетать с одним и тем же зрителем? Это же для разных аудиторий. И главное, для кого вообще все это?
— Эмоционально я с вами соглашусь. По факту не очень. Мы рассчитывали на аудиторию воскресного прайма. Вспомните сетку НТВ годичной давности. Сначала «Центральное телевидение», потом «Тайный шоу-бизнес», потом «НТВшники».
— «НТВшников» тоже больше нет.
— Нет. Но по другим причинам. Поверьте, я с цифрами в руках готов доказать, что перетекание аудитории было примерно 70% из одного проекта в другой, несмотря на то что они отличались друг от друга и стилистически, и наполнением.
— Но вы всегда начинали «Центральное телевидение» с актуального события недели, в основном с политики, а не с исповеди Николая Баскова. И все равно, даже если в показателях это было сопоставимо, смотрели эти программы разные зрители.
— Мы с Григория Лепса тоже не начинали.
— Но он был почти в начале одного из выпусков «ЦТ». И вы видели рейтинги этого выпуска. Они были одни из самых низких за все время, что выходит обновленный формат.
— Ну да, мы тоже иногда лажаем. Это была наша ошибка, мы ее исправили.
— А что говорит Кулистиков, он доволен новым форматом программы?
— Он переживает за ее судьбу.
— Вам не кажется, что вот за эти два месяца, что выходит новая программа, вы растеряли доверие своих зрителей, которые привыкли к прежнему «ЦТ»? Они не находят прежней программы
— Мы не растеряли зрителей.
— Ну как же. Раньше после каждого эфира «ЦТ» как минимум обсуждалось в сети по два-три ваших материала. А сейчас почти полная тишина. О программе мало говорят.
— Обсуждают все равно, не согласен.
— Говорят про «ЦТ» гораздо меньше. Гораздо. И дело даже не только в политике и актуальных событиях. Репортажей качественных почти нет. И даже Алексей Кудашов, который хорошо знает то, что делает, растворяется в этой рыхлой трехчасовой структуре. Вадим Такменев по-прежнему старается сохранить свою интонацию, делает часто хорошие интервью, но это все не восполняет дыры в этом трехчасовом канале.
— У Леши недавно был совершенно блестящий выпуск, посвященный Сколково. Это была очень цельная история. Что касается структуры программы, я не буду спорить. Мы видим ошибки, и мы их исправляем. Вы же видите, что уже в последних двух выпусках мы разделили «ЦТ» на три части: «Главное», «Откровения» и «Вечернее». На «Главное», то, что касается актуальных событий, мы отводим 40 минут. В «Откровениях» может быть и шоу-бизнес, и какие-то интервью. В «Вечернем» что-то еще.
— Между «Откровениями» и «Вечерним» я в обновленной структуре «ЦТ» сильной разницы не заметила.
— «Вечернее» — это совсем легкий жанр.
— Да, поют у вас в «ЦТ» теперь гораздо больше.
— Но теперь, после того как мы распрямили программу, стало понятно, что зритель хочет от нас видеть прежде всего.
— Последний выпуск стал действительно приближаться по интонации к тому, что было в прежнем «ЦТ». На это нужно было два месяца, чтобы понять, что важнее?
— Понимаете, производственный цикл таков, что понять все можно, только запустив в эфир, проверив, как это работает или не работает. Мы поняли это где-то на третьем выпуске. Вот исправляемся.
— Кроме структуры, с репортерами беда. В той же истории со скандалом вокруг «Оборонсервиса», который так активно раскручивался на госканалах, в «ЦТ» был сюжет, ненамного отличающийся от того, что показывали «Вести недели» или «Воскресное Время». Те же детали с ларцами, бриллиантами, часами, мебелью, апартаментами. Что меня больше всего поразило, так это то, что в репортаже «ЦТ» были даже кадры оперативной съемки, чего раньше, в прежнем формате, себе представить было невозможно.
— Я не согласен с вашей оценкой.
— Но оперативная съемка же была?
— Был фрагмент.
— А раньше такого не было.
— Раньше и вода была мокрее… Я считаю, что программа не является законченной, мы ее меняем. Развиваем. Если все будет нормально, то после Нового года мы резко сократим развлекательную составляющую. То есть в виде какого-то одного жанра она останется, безусловно, так и было в прежнем «ЦТ». И оставим и выставим вперед прежде всего то, что мы умеем делать,— информационный эксклюзив недели.
— Говоря об ошибках. Зачем вам понадобилась в «ЦТ» соведущая, Анна Кастерова? Девушка очень красивая. Но совершенно не сочетающая никак с тем, как ведет и как держится, как выглядит Вадим Такменев. И судя по тем первым изменениям, которые произошли в «ЦТ», ее роль вы теперь тоже заметно сократили: первый блок «Главное» вы отдали одному Такменеву, а Кастеровой отдали «Откровения» и «Вечернее».
— Во-первых, я не считаю это ошибкой. Без женщин, Арина, никак. Аня очень обаятельный и потрясающий человек.
— Вам хотелось, чтобы Такменеву в кадре было не скучно?
— У нас много зрителей-мужчин. И потом, знаете, как говорят итальянцы, хорошая девушка и новости — это лучше, чем просто новости.
— Но как показывают рейтинги, вашему новому переформатированию и новой структуре девушка никак не помогает. Смотрят все равно лучше «Главное». То, где работает один Такменев.
— Тут дело не в девушке. Давайте разделим вопросы. Снижение рейтингов зависит и от общего сокращения телевизионной аудитории. Фон телевизионного смотрения изменился. Я считаю, что Аня украсила своим появлением программу.
— Почему же вы Анну Кастерову убрали в самый хвост «ЦТ»?
— Сила привычки, против которой не попрешь. Зритель хочет и привык смотреть актуальное. То, что лучше удается делать Вадиму Такменеву. Повторюсь, если все сложится, как мы задумали, то мы сократим хронометраж, вынесем за скобки развлечения или будем давать их отдельно, не под шапкой «Центрального телевидения». Попробуем с Павлом Селиным сделать нестудийное интервью.
— Так оставите вы Кастерову в «ЦТ»?
— Надеюсь, что да.
— В свое время, я знаю, прежнему «ЦТ» сильно досталось за финальную песню Юлия Кима. Недавно программу закрывала своей песней Глюкоза. Вообще условный Ким возможен сейчас в новой программе?
— Все может быть. В мире Будды много чудес.
— Не смущает вас нынешнее НТВ, где рядом с «ЦТ» стоят, как и прежде, «Чистосердечное признание» и «Анатомия протеста»?
— Сложный вопрос. Канал НТВ чужим для меня не станет никогда. «Так долго вместе прожили, что вновь второе января опять пришлось на вторник»… У меня есть свое видение того, каким мог быть канал НТВ. И у меня есть понимание, какие бы могли там быть форматы. Но я не являюсь сейчас топ-менеджером НТВ и отвечать могу только за то, что делаю, за «Центральное телевидение».
— У вас на «ТВ-3» 20 декабря в эфире состоится премьера ток-шоу «Последнее шоу на земле». Вести его будет Катерина Гордеева, а шеф-редактор Александр Уржанов, работавший в этой должности в прежнем «Центральном телевидении». Саша, как известно, расстался с НТВ не по своей воле. О причинах своего ухода сам рассказал довольно определенно. Гордеева тоже ушла с канала не из-за стилистических разногласий… Это такая данность времени, что отличные журналисты, репортеры высокого класса сейчас могут делать программы на неполитических каналах про конец света? И это тоже конец?
— «Это не конец, Света»,— когда-нибудь скажут Светлане, принимая на работу на ивановский кабельный телеканал. А репортеры высокого класса могут все. И про конец света тоже. У нас в «Проф-Медиа ТВ» нет общественно-политического вещания. И спецпроект «ТВ-3», конечно, не политический. Но Катя и Саша очень талантливые — и проект получится интересным. Это наш первый — после некоторого перерыва — опыт сотрудничества. Надеюсь, будут и другие. И потом это же не единственная их работа. Каждый из них делает то, что умеет делать лучше других: снимать кино, писать на актуальные темы.
— В соцсетях пишут о том, что в конце декабря на «Дожде» выйдет новый еженедельный авторский проект «Парфенов». И что там как раз будет работать и Александр Уржанов, и другие репортеры из прежнего «ЦТ». Говорят даже, что вы неофициально их консультируете, помогаете делать эту программу Леониду Парфенову.
— А еще в соцсетях пишут, что Путин ненастоящий. Нет, такого проекта в моем арсенале нет. Хотя я дружу с Леней Парфеновым, но тут мне похвастаться нечем. Я знаю, что обсуждается возможность такой авторской передачи, про которую вы говорите, но я в ней не участвую. Должны же быть на телике какие-то проекты, в которых я не участвую. Я ж не Бэтмен.

Картозия Николай Борисович. Родился 5 мая 1978 года в Москве. В 2001 году окончил факультет журналистики МГУ. На телевидении с 1999 года. В 2000 году работал шеф-редактором и корреспондентом программы "Вести" на ВГТРК. С 2001 по 2004 год — шеф-редактор программы "Намедни" с Леонидом Парфеновым на НТВ. В соавторстве был создателем десятка программ НТВ, в частности, "Профессия — репортер", "Русские сенсации", "Главный герой", "Программа "Максимум"", "Моя исповедь", "Победить рак".

С июня 2006 года занимал должность главы дирекции праймового вещания НТВ. Руководил ток-шоу "НТВшники", проектом "История всероссийского обмана", шоу "Ты — суперстар", "Русские не сдаются!", информационным шоу "Центральное телевидение". В январе 2012 года покинул телеканал НТВ "по собственному желанию". При этом он продолжил работу над программой "Центральное телевидение" в качестве независимого производителя. С 14 июня 2012 года — президент холдинга "Проф-Медиа ТВ".

Холдинг "ПрофМедиа" создан в 1997 году, является одним из крупнейших российских медиахолдингов, специализирующимся на производстве развлекательного контента. Владеет активами на телевидении (каналы "ТВ-3", "MTV Россия" и "2х2"), радио ("Авторадио", "Юмор FM", "Радио Energy", "Радио Romantika"), в интернете (Rambler Media), киноиндустрии (сеть кинотеатров "Синема Парк" и Kinostar de Lux, дистрибутор "Централ Партнершип"), печатных СМИ (ИД "Афиша"). Принадлежит группе "Интеррос" Владимира Потанина. По итогам 2011 года стал пятой российской медиакомпанией по размеру выручки (14,2 млрд руб.) после "Газпром-медиа", "СТС Медиа", "Яндекса" и Mail.ru Group.

В июне 2012 года холдинг "ПрофМедиа" объединил принадлежащие ему телеканалы "ТВ-3", "MTV Россия" и "2х2" в телевизионный холдинг "ПрофМедиа ТВ". Совокупная доля ТВ-сегмента в бизнесе "ПрофМедиа" в 2011 году составила около 40% в выручке (5,5 млрд руб.) и 30% в EBITDA (0,8 млрд руб.). Несмотря на то что "ПрофМедиа" в целом получил в 2011 году убыток, телеканалы показали чистую прибыль в размере 0,12 млрд руб.

Источник: kommersant.ru
Просмотров: 164 | Добавил: nskradiotv | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: